.. Новости Статьи Лучшее лекарство от уныния

Лучшее лекарство от уныния

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Лучшее лекарство от уныния

12.10.21

Как-то к дедушке, как духовнику сестер Казанско-Богородицкого монастыря, пришла его настоятельница за духовным советом и помощью. Дело в том, что одна из монахинь обители пребывала в постоянном унынии и ропоте. Но прежде, чем продолжать дальше, скажу несколько слов об этом монастыре.

 

В 1957-м году при Свято-Покровском храме, где служил дедушка, по благословению Синода Русской Зарубежной Церкви, была открыта монашеская община. В ней подвизались монахини, приехавшие в Сидней из Харбина. Через пару лет они переехали на новое место, расположенное в 50 километрах от Сиднея, в Кентлине. Там, на кусочке земли, пожертвованном протодиаконом Петром Гришаевым, уже имелись монастырские постройки – они строились для мужского монастыря, но братия разъехалась, кто из-за тяжелых условий, кто по болезни, и вот теперь здесь обосновались сестры.

 

 

Общине дали статус монастыря, и монахини (одна из которых была постриженицей ещё Оптинских старцев) решили назвать свою обитель «Новое Шамордино». Так появилось Новое Шамордино в далекой Австралии, в то время как Шамордино в России давно было разгромлено безбожниками, а его насельницы пережили гонения, ссылки, лагеря и даже мученическую кончину.

 

Монахини Ново-Шамординского монастыря подвизались изо всех сил, но приходилось им нелегко: непосильные труды, отсутствие даже капли своей воды – ее привозили издалека в бочках. Конечно, и речи не шло о каких-то бытовых удобствах. Земля вокруг была сплошь каменистая, и впоследствии, когда сестры, состарившись, уходили в мир иной, их нельзя было даже похоронить рядом с монастырем: действовал запрет властей на открытие монастырского кладбища – ведь пришлось бы не просто рыть могилы, но взрывать для них ямы. Буш, колючие кустарники, выжженная земля да низкорослые эвкалипты – вот что окружало русских монахинь.

 

Все они пережили ранее много скорбей и трудностей, теряли близких, находились в смертельной опасности, а теперь оказались на чужбине, в непривычном для них климате, и, конечно, очень нуждались в духовной поддержке и утешении.

 

Тем труднее им было перенести ситуацию, когда одна из новоначальных сестер заимела обыкновение постоянно роптать и жаловаться. «У меня то болит, у меня это болит…», – жаловалась она. Кроме того, она была еще и пессимисткой, часто унывала, выражала сестрам свое недовольство то тем, то другим обстоятельством их жизни. К сожалению, не только она сама страдала от этих слабостей, но заставляла страдать от них и других, подвизавшихся в святой обители.

 

Монахини, как это положено в общежительных монастырях, старались терпеть и смиряться, а игуменья пыталась эту сестру как-то с любовью вразумить, но безуспешно.

 

Тогда игуменья поделилась своей озабоченностью с отцом Ростиславом и спросила у него:

 

– Батюшка, что же нам делать? Как ей помочь?

 

Дедушка испросил у игуменьи разрешение на посещение больной, «скорбящей и озлобленной, милости Божией и помощи требующей», выражаясь по одному из прошений литии на всенощном бдении. Настоятельница благословила.

 

Постучав в дверь этой сестры и помолившись, отец Ростислав услышал со стороны новоначальной утвердительное «Аминь» и проследовал к ней в келлию.

 

– Услышав, что вы обременены многочисленными скорбями и болезнями, решил посочувствовать вам, предложить вместе помолиться и послужить молебен.

 

Новоначальная, которая поступила в обитель уже будучи вдовой-пенсионеркой, охотно согласилась. Возможно, она ожидала, что священник сочувственно выслушает все ее жалобы, а потом отслужит молебен о ее здравии.

 

Но протоиерей Ростислав Ган, облачившись в епитрахиль и поручи, встал перед иконами в красном углу и закатил полный благодарственный молебен. Новоначальная пребывала в полном недоумении во время молебна, но, ничего не сказав, тихо молилась. А по окончании молебна отец Ростислав с улыбкой поздравил ее с болезнями и искушениями, которыми Господь ее посетил, и напомнил ей слова апостола Павла: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь и за все благодарите» (1 Фес. 5, 16–18).

 

Напомнил также, что смирение заключается в том, чтобы всё в жизни принимать как дар Божий. Действительно, если так стараться смотреть на вещи, и при этом доверять водительству Божественного Промысла, то бывает намного легче переносить всякого рода трудности и благодарить Бога за всё, в том числе и за болезни, и за тяжелых личностей, встречающихся на нашем жизненном пути, и за разного рода нестроения. И благодарственные молитвы – лучшее лекарство от уныния...

 

Говорят, что посещение отца Ростислава и неожиданное служение им благодарственного молебна не только вразумили эту сестру, но и успокоили ее, помогли ей обрести наконец мир душевный.

http://www.makary-monastery.ru

Добавить комментарий

Постулат: позиция администрации неприкосновенна.


Защитный код
Обновить